+7 (499) 270-04-47
26.02.2019

Дело дошло до Газбанка // Комментарий Павла Иккерта, партнера "НАФКО" для "КоммерсантЪ"

В АО АКБ «Газбанк», в июле 2018 года лишенном лицензии ЦБ РФ, возбудили первое уголовное дело. Руководство банка подозревают в злоупотреблении полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ). По версии следствия, неустановленные лица в течение трех лет до отзыва лицензии занимались выводом оборотных активов кредитного учреждения. В результате активы Газбанка были снижены на сумму не менее 7 млрд руб. По мнению юристов, если преступление будет доказано, ответственность в первую очередь ляжет на акционеров и членов органов правления банка. Всем им может грозить до четырех лет лишения свободы. Не исключено возникновение уголовных дел по ряду других статей (ст. 159, 160, 165, 196) — соответствующие заявления временной администрации также находятся в органах.

ГУ МВД России по Самарской области по инициативе ЦБ РФ возбудило в отношении руководителей АО АКБ «Газбанк» уголовное дело по ч. 1 ст. 201 УК РФ («Злоупотребление полномочиями»). По версии следователей, с 2015 года и до минувшего года неустановленные лица из руководства Газбанка вывели активы кредитного учреждения на общую сумму не менее 7 млрд руб. Осуществлялось это в том числе путем выдачи кредитов физлицам без залога и оформлением технических кредитов ряду юрлиц, к примеру, ООО «Грин» и ООО «Сигма». Также злоумышленники заменили высоколиквидные активы Газбанка на активы низкого качества посредством заключения с заемщиками соглашений об отступном, с принятием от них на баланс банка имущества, реальная стоимость которого было несоразмерна с величиной ­долга.

Несколько лет назад появилась информация о продаже акций Газбанка заграничным инвесторам, но их имена не раскрывались. Позже стало известно, что акции приобрели резиденты Швейцарии во главе с Девидом Гаоном. Фактически контроль над организацией сосредоточился в руках иностранцев и бывшего партнера по бизнесу Владимира Аветисяна, депутата и гендиректора ООО «Газпром межрегионгаз Самара» Андрея Кислова. По данным из собственных источников “Ъ”, им по ряду вопросов не удалось достичь взаимопонимания. Это стало одной из причин, почему Газбанку не удалось справиться с кризисом. В 2017 году регулятор начал активно проверять самарский банк. В июле прошлого года ЦБ сообщил об отзыве у организации лицензии на осуществление банковской деятельности.

Как выяснилось, за 2017–2018 годы регулятор 11 раз применял в отношении компании меры надзорного воздействия, в том числе дважды вводил ограничения на привлечение вкладов населения. Кредитное учреждение скрывало свое реальное финансовое положение и не исполняло требования об адекватной оценке принимаемых рисков. Также организация нарушала нормативные акты регулятора о противодействии легализации доходов, полученных преступным путем. Аудиторы также обнаружили признаки подделки финансовой отчетности. В сентябре Арбитражный суд Самарской области признал Газбанк банкротом и открыл конкурсное производство. Арбитражным управляющим назначили «Агентство по страхованию вкладов». Судя по опубликованному в конце января отчету АСВ, в реестр требований кредиторов включено более 19 млрд руб. Швейцарский акционер Газбанка Gvr finance ag в московском суде попытался оспорить отзыв лицензии, однако суд в текущем месяце отказал компании в удовлетворении исковых требований.

Помимо уголовного дела по ст. 201 возможно возникновение и ряда других уголовных дел — временная администрация осенью направила в органы заявления по ст. 159, 160, 165, 196 УК РФ. К тому же АСВ проводит проверку обстоятельств банкротства Газбанка, по результатам которой, в случае обнаружения соответствующих обстоятельств, будут приняты меры по привлечению к ответственности лиц, виновных в банкротстве банка.

По словам экспертов за вывод активов уголовная ответственность может грозить учредителям и членам органов правления, а также более широкому кругу лиц, причастных к совершению сделок. «Следствию предстоит установить, чьи действия или бездействие привели к заключению заведомо невыгодных сделок и выводу активов. К уголовной ответственности может быть привлечен значительно более широкий круг лиц, не имеющих отношения к принятию решений банком, но участвовавших в указанных сделках. Например, получатели кредитов»,— поясняет партнер компании «НАФКО» Павел Иккерт. Как добавляет юрист, виновным лицам может грозить до четырех лет лишения свободы. 

 Подробнее: https://www.kommersant.ru/doc/3894930

 

 

все Комментарии экспертов